На Алтае в фотоловушки попали краснокнижные снежные барсы — изучаем главное

Сайлюгемский нацпарк на самой границе Республики Алтай и Монголии — то самое место, где живут около 40 краснокнижных, редчайших снежных барсов. Всего в мире их осталось не больше 90. Алтайских диких кошек охраняют и изучают всеми возможными способами: привлекают местных жителей, устанавливают фотоловушки, проводят рейды по горам. Кроме того, ученые начали тесно сотрудничать с коллегами из Монголии, чтобы иметь точное представление о численности трансграничной группировки ирбисов.


Блок: 1/5 | Кол-во символов: 486
Источник: https://tass.ru/v-strane/4995810

До сегодняшнего дня ученые были убеждены, что в районе Сайлюгемского хребта обитает всего одна особь этих редчайших краснокнижных хищников. Но в объективы фотоловушек попали сразу четыре снежных барса. Теперь эти территории придется еще тщательней охранять от браконьеров.

О том, что ирбис встречается в районе Сайлюгемского хребта, алтайские ученые знали давно. Но вот увидеть в новых фотоловушках самку с тремя детенышами не ожидали даже профессионалы. Снятые кадры они уже назвали сенсационным.

Денис Маликов, заместитель директора по научной деятельности Сайлюгемского национального парка: «Три сразу животных проходят, а четвертый — это котенок — стоит и обнюхивает камеру. Немного задержался. Обычно один выживает котенок с самкой, редко — два. Но чтобы три — это своего рода уникальный случай».

Ученые уверены, этих кошек еще никто не видел. У каждого барса — неповторимый маскировочный камуфляж из темных пятен. Это своего рода паспорт. Чтобы найти еще какие-нибудь следы новых особей исследователи выдвигается в горы. Тем более, что радостное событие совпало с датой ежегодного учета дикой кошки.

Снежный барс живет в такой глуши, что у исследователей иногда уходит несколько дней, чтобы добраться до него. И там, конечно, не проехать ни на «УАЗе», ни на квадроцикле, только пешком. Ученые Сайлюгемского парка оборудовали в скалистых горах настоящее фотоателье. 32 камеры находятся в боевой готовности круглые сутки. Два раза в год инспекторы проверяют флешки и меняют аккумуляторы.

Основная проблема в том, что в этих местах очень сильный ветер, поэтому фотоловушки зачастую просто сдувает. Ученые специально укрепляют их камнями, чтобы камера осталась на месте, и снежный барс попал в объектив.

Снежного барса за последние сто лет практически уничтожили по всему миру, хотя охота запрещена. По последним подсчетам, на Алтае — 35 особей снежного барса. Они попали в объективы фотоловушек.

Конечно, суровые места обитания этого животного — серьезное препятствие на пути его изучения. С другой стороны, говорят эксперты, именно это и помогло дикой кошке выжить.

Подробности — в видеоматериале.

Блок: 2/2 | Кол-во символов: 2118
Источник: https://www.ntv.ru/novosti/1780280/

Новое потомство


«Недавно родившихся котят на фотосессию молодая мама еще не приводила. Зато есть новости от прошлого ее потомства. Один из них, скорее всего самка, занял территорию, граничащую с участком матери. Сейчас котятам уже около полугода», — сообщили сотрудники Сайлюгемского национального парка.

Сейчас котятам уже около полугода. Фото: Пресс-служба / Сайлюгемский нацпарк

Котята-подростки зафиксированы в кластере «Сайлюгем». Определить пол по фото ученым не удалось. Но это вопрос времени, исследователи изучают снимки и заносят в базу индивидуальные данные барсят, это позволит идентифицировать их в будущем.

«На территории национального парка комфортные условия проживания даже для многодетных ирбисов. По снимкам видно, что один из барсят ведет охоту. И это действительно так: ниже по склону пасутся аргали, которые привлекли внимание молодой особи», — комментирует Денис Маликов, заместитель директора по науке, научным исследованиям и мониторингу Сайлюгемского национального парка.

Блок: 2/3 | Кол-во символов: 1023
Источник: https://altai.aif.ru/society/ulybochku_na_altae_podrosshie_kotyata_snezhnogo_barsa_popali_v_fotolovushku

Приручить «барсятников»

Коренной алтаец Мерген Марков — потомственный охотник, его отец и дед были «барсятниками» — стреляли барса. Мерген решил не идти по их стопам не только из-за желания сохранить животное, но и руководствуясь рациональными доводами: нацпарк платит за помощь деньги. За проверку фотоловушек и отслеживание барса он получает суточные и зарплату, неплохую для маленького горного села Джазатор.  Мерген проверяет фотоловушки в районе реки Аргут — там неоднократно замечали барсов.

«Я не охочусь на барсов, потому что их охраняю. А если бы такой проект тут не открылся, то до сих пор бы охотились. Наши дети потом бы его только на картинках увидели или по телевизору», — говорит бывший охотник. Ему самому пока не удавалось увидеть барса вживую.

Зимний учет снежного барса на Алтае

© Кирилл Кухмарь/ТАСС

По словам пресс-секретаря Алтае-Саянского отделения WWF Татьяны Иваницкой, Мерген — основной и самый старый партнер экологов из местных охотников. К нему не так давно присоединились еще двое коллег из числа местных. Жители таких деревень, как Джазатор, где осталось всего 20–30 домов, имеют самую большую тягу к нелегальной охоте: крупные скотоводческие хозяйства исчезли вместе с Советским Союзом и прежней природоохранной системой, а выживать людям нужно.

«В 90-е годы была подорвана группировка снежного барса, особенно на этой территории, в долине реки Аргут, в том числе местным населением, которое просто выживало, продавало шкуры. Идея была — выявить тех людей, которые были «барсятниками», которые были потенциально опасны. Конечно, на контакт шли не все — они очень закрытые. Мерген начал с 2013 года — сначала просто ездил в рейд, смотрел ловушки, а потом появились другие люди», — говорит Иваницкая.

По данным WWF, в 2017 году семеро потомственных охотников и скотоводов из отдаленных Кош-Агачского и Улаганского районов Алтая стали помощниками экологов в охране ирбиса. У каждого из них свой участок ответственности и свои фотоловушки. Помимо этого, они снимают охотничьи петли браконьеров, проводят разъяснительные беседы с односельчанами. Если к концу года барсы на вверенной территории живы и здоровы, помощник получает 20–30 тыс. рублей. С 2015 года с помощью местных помощников удалось получить 200 уникальных снимков снежного барса.

Блок: 3/5 | Кол-во символов: 2278
Источник: https://tass.ru/v-strane/4995810

Охрана ирбисов


В России насчитывается всего около 90 снежных барсов, большинство из них бродят, как горные духи, по вершинам Алтая. Только представьте, ученым с помощью наблюдения удалось подтвердить численность 65 особей.

Один из котят — скорее всего, самка. Фото: Пресс-служба / Сайлюгемский нацпарк

Из-за браконьерства, деятельности человека и изменения климата эти удивительные животные могут вовсе исчезнуть из дикой природы. Защитой и изучением краснокнижных ирбисов занимается Сайлюгемский национальный парк совместно с фондом дикой природы WWF. За кошками наблюдают с помощью автоматических камер–фотоловушек.

По легенде, снежного барса породила мифическая «большая зверь Маны». Ирбис был одним из самых сильных и красивых ее детей, а первой его добычей стал горный козел. С тех пор барс обитает в высокогорье и охотится на козерогов, кабаргу (небольшой олень – прим. авт.), но может питаться зайцами, птицами и грызунами.

Поведение барса остается малоизученным. Специалисты говорят, что по своим повадкам ирбис больше похож на тигра, хотя всего зафиксировано два случая нападения на человека.

Кстати, сейчас на Алтае охраной снежных барсов занимаются бывшие охотники, которые знают повадки и тропы, по которым ходят эти звери. Местные жители верят, что убийство снежного барса принесет охотнику лишь несчастье. Поэтому большинство охотников никогда не стали бы убивать барса. Но многие звери гибнут, попадая в петли браконьеров, ставящих ловушки на кабаргу, которая ценится на черном рынке. Сейчас уничтожение снежного барса сурово карается законом – вплоть до реального лишения свободы и огромного штрафа.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

  • Снежного барса сняли на видео в горах Алтая
Блок: 3/3 | Кол-во символов: 2003
Источник: https://altai.aif.ru/society/ulybochku_na_altae_podrosshie_kotyata_snezhnogo_barsa_popali_v_fotolovushku

Петли для кабарги

Территория Сайлюгемского нацпарка — около 120 тыс. гектаров. Для полноценной работы этого недостаточно, говорит старший координатор проектов Алтае-Саянского отделения WWF Александр Карнаухов. Нужно добавить еще 700 тыс. гектаров охраняемой территории. Документы в Минприроды РФ с этим предложением поданы, и, возможно, этот вопрос решится в течение года. По словам Алексея Кужлекова, дело осложняется опасениями местных жителей, что у них заберут землю.

Территория Сайлюгемского нацпарка — около 120 тысяч гектаров

© Кирилл Кухмарь/ТАСС

Сейчас основной угрозой для снежного барса является не прямое истребление. По словам Карнаухова, с сокращением популяции ирбиса и ужесточением наказания за охоту на него целенаправленный промысел фактически исчез. Гораздо опаснее петлевой промысел кабарги — местного маленького оленя, железы которого используют в восточной медицине. Барс может попасть в такую петлю случайно и умереть от голода: несколько лет назад именно так погибла самка ирбиса Вита и двое ее котят. Гибель самки считается наиболее трагичной для популяции.

«Сейчас браконьеры имеют больше прав, чем инспекторы, — отмечает представитель WWF. — Инспектор нацпарка имеет право задерживать нарушителей только на территории парка. Если они выйдут за его границы, даже если он увидит браконьера, то ничего сделать не может. Ну позвонишь — в лучшем случае часов через десять сюда правоохранители доедут. Причем в региональных парках статусом госинспектора обладает только руководитель, а обычный инспектор даже на территории парка ничего не может сделать. Наказание ужесточать не надо, но если обеспечить неотвратимость наказания, то многих это остановит».

Блок: 4/5 | Кол-во символов: 1681
Источник: https://tass.ru/v-strane/4995810

Браконьеры

Устанавливать фотоловушки специалистам помогают жители местных высокогорных поселений. Бывшие браконьеры — их сотрудники природных парков взяли буквально «на перевоспитание». Заместитель директора нацпарка «Сайлюгемский» Денис Маликов объяснил в беседе с агентством, что живут браконьеры там, где и охотились раньше, — они знают территорию едва ли не лучше самих сотрудников ООПТ.

«Еще в 80-90-е здесь активно добывали ирбисов, продавали шкуру за 50 тысяч рублей, — уточняет Маликов. — Мы решили привлечь браконьеров к нашему делу — дали им вместо охотничьих петель в руки фотоловушки. Платим за каждый отработанный день. А в конце года — премия, равная цене шкуры. Пока на таких условиях с нами сотрудничают восемь человек».

За одним охотником закрепляется участок от 40 до 123 тысяч гектаров. Когда научные сотрудники пришли к местным с таким предложением, не все приняли их радушно — многие всю жизнь охотились и не хотели ничего менять. Поначалу тех, кто перешел «на светлую сторону», даже считали врагами.

Несмотря на некоторые подвижки, браконьерство по-прежнему процветает. Но не прямое: ирбисы случайно попадают в петли и капканы, рассчитанные на других зверей. Чаще всего здесь охотятся на кабаргу — небольшого парнокопытного оленевидного животного.

«Улов кабарги — главная угроза безопасности снежного барса. Браконьеры ставят петли на них ради добычи мускуса, а попадаются ирбисы. Хотя в некоторых регионах кабаргу внесли в Красную книгу, у нас все еще выдают квоты на добычу. Есть подозрения, что под них легализуется весь добытый нечестным путем мускус, который в конечном итоге сбывают за границу», — разводит руками Маликов. Алексей Кужлеков добавляет: мускус пользуется огромным спросом в восточной медицине. «Китайцы готовы платить за него большие деньги: грамм — от трех тысяч рублей».

Еще одна угроза — охота на сибирского горного козла. Маликов отмечает: численность козерогов резко сокращается, это значит, что сужается кормовая база для снежного барса. «Охоту на козерогов необходимо на время приостановить. Если где-то исчезнет сибирский горный козел, то пропадет и ирбис», — заключил собеседник.

Кроме того, некоторые местные жители отстреливают ирбисов, потому что те нападают на домашний скот. Зоолог, старший координатор Алтае-Саянского представительства WWF Александр Карнаухов сетует, что за это практически не привлекают к ответственности: «Здесь пытаются войти в их положение. Исходят из того, что им и так тяжело приходится в горах. Поэтому они отделываются минимальными штрафами». К слову, за незаконную добычу и оборот особо ценных диких животных по части 1 статьи 258 охотнику грозят исправительные работы, лишение свободы (до четырех лет), штрафы (до миллиона рублей).

Также собеседник указывает: охотничьи петли во всех регионах строго запрещены. Бывают, конечно, исключения — их используют, когда нужно регулировать численность опасных хищников. «Например, при контроле популяции волков, но только вне ареала крупных кошек. Так что в любом случае в условиях Алтайского региона они нелегальны, — уточняет Карнаухов. — Отследить это сложно. Поэтому зверь попадает в практически невидимую удавку и не может выбраться из нее». Порой животное погибает не сразу — тогда его ждет долгая и мучительная смерть от голода, холода и полученных ран.

«Конечно, в целом ситуация на Алтае лучше, чем, к примеру, лет 15 назад. Люди зарабатывают на туризме и в разы меньше охотятся с целью прокормить семью», — добавляет ученый.

По его словам, если ситуация по изучению ирбисов на Алтае и в Бурятии более-менее стабильная, то территория Восточной Тывы — «белое пятно»: «Если быть точнее, речь идет о хребте Академика Обручева. И дело даже не в деньгах. Там всего один специалист по снежным барсам. Он не может разорваться физически — нет ни времени, ни сил, ни возможностей. Большая часть фотоловушек установлена в юго-западной части. Эта территория труднодоступная, туда нужно планировать серьезную экспедицию — заехать на пару месяцев и жить на месте».

Блок: 4/5 | Кол-во символов: 3976
Источник: https://ria.ru/amp/20191228/1562957746.html

Кошка, гуляющая без паспорта


Знание о том, где ходят барсы и сколько их, нужно экологам для работы. Но дикие кошки паспортный контроль не проходят и свободно мигрируют по горам Алтая из России в Монголию и обратно. Их передвижение зависит от кормовой базы, погоды, обилия снега.

Фотография снежного барса, сделанная на фотоловушку на Сайлюгемском хребте

© Кирилл Кухмарь/ТАСС

«Полноценные учеты начали два-три года назад, за предыдущие годы подробной информации нет. Но по тому, как барсы ходят мимо фотоловушек, с какой частотой встречаются их следы, можно утверждать, что их становится больше. Поскольку все группировки барса трансграничные, происходит постоянный обмен особями — могут туда и обратно ходить», — объясняет Карнаухов.

Чтобы максимально точно установить численность барса, в мае 2018 года ученые двух стран начнут проводить первые совместные учеты краснокнижного хищника. «Это будет первый учет барса в Монголии — локально фотоловушки они ставили, но в целом по ареалу они не работали. У них куча белых пятен, как и у нас», — поясняет ученый.

Все данные об ирбисах будут занесены в специализированную онлайн-базу данных, где содержится вся информация о хищниках — от пятен до состояния здоровья, которое исследуют, если удается найти отходы жизнедеятельности барсов. Все это в комплексе помогает ученым понять — кого, в каких количествах и от чего нужно защищать.

Ксения Шубина

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 1399
Источник: https://tass.ru/v-strane/4995810

Исследования

В пресс-службе WWF отмечают: специалисты тех стран, где обитают ирбисы, проводят исследования и реализуют природоохранные проекты по-разному. «Главная задача — разработать единую методику учета численности и изучения зверя, чтобы получить достоверные данные».

Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова Андрей Поярков рассказал РИА Новости, какие проекты по сохранению и изучению снежных барсов реализуются в России. Условно он разделил их на природоохранные и исследовательские — к первым эксперт отнес проект WWF в части организации и проведения учета животных.

«Из ориентированных на научную составляющую — проекты нашего института, также постоянно действующие экспедиции при поддержке Русского географического общества. Аспектов много. К примеру, занимаемся изучением генетической составляющей, чтобы сформировать «паспорт» зверей, наработать свою базу. Исследуем пространственную организацию животных при помощи мечения спутниковыми передатчиками, — перечисляет Андрей Поярков. — Еще один важный элемент — моделирование мест обитания с помощью специальной компьютерной программы». В ней задают особые алгоритмы — наиболее комфортные условия для жизни снежных барсов. После чего на карте отмечают места, где есть большая вероятность встретить кошек. «Эта карта — хороший инструмент. Так, на нее можно наложить особо охраняемые территории, нацпарки и посмотреть, насколько они комфортны для ирбисов. Например, хотя на Алтайско-Саянской территории достаточно много ООПТ, их конфигурации для ирбиса, мягко говоря, не идеальны».

Также ученый замечает: большая часть мест обитания снежных барсов в России находится за пределами ООПТ, поэтому их нужно расширить. Как на территории хребта Большой Саян, что на границе России и Монголии. Кроме того, по мнению собеседника, для сохранения ирбисов недостаточно просто приостановить отлов козерога: «Нужно внести его в Красную книгу Сибири».

В свою очередь, чтобы снизить риски исчезновения и без того немногочисленной популяции, специалисты WWF предлагают следующие меры: увеличить количество оперативных рейдов, повысить качество охраны и квалификацию сотрудников антибраконьерских групп, усилить материально-техническую базу природоохранных структур, включая таможенные органы и пограничную службу. Кроме того, пресечь случаи, когда браконьеры уходят от ответственности и отделываются минимальными штрафами.

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 2433
Источник: https://ria.ru/amp/20191228/1562957746.html
Кол-во блоков: 12 | Общее кол-во символов: 23742
Количество использованных доноров: 4
Информация по каждому донору:

  1. https://www.ntv.ru/novosti/1780280/: использовано 1 блоков из 2, кол-во символов 2118 (9%)
  2. https://tass.ru/v-strane/4995810: использовано 5 блоков из 5, кол-во символов 8030 (34%)
  3. https://ria.ru/amp/20191228/1562957746.html: использовано 4 блоков из 5, кол-во символов 10568 (45%)
  4. https://altai.aif.ru/society/ulybochku_na_altae_podrosshie_kotyata_snezhnogo_barsa_popali_v_fotolovushku: использовано 2 блоков из 3, кол-во символов 3026 (13%)


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий